КС РФ подтвердил, что к договору залога применяются отдельные нормы о прекращении поручительства

Постановление Конституционного Суда РФ от 15 апреля 2020 г. N 18-П

Конституционный Суд РФ рассмотрел вопрос о конституционности абзаца второго п. 1 ст. 335 ГК РФ в той мере, в какой на его основании решается вопрос о применении к отношениям с участием залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству, правила п. 6 ст. 367 Кодекса о том, что поручительство, срок которого не установлен, прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю.

Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба гражданина, который передал принадлежащие ему жилые помещения в залог в обеспечение договора займа, заключенного третьим лицом. В связи с неисполнением заемщиком своих обязательств решением суда общей юрисдикции была взыскана задолженность по договору займа, а также обращено взыскание на заложенное имущество. При этом суд отклонил довод залогодателя о прекращении залога по истечении года со дня наступления срока исполнения основного обязательства и до предъявления иска об обращении взыскания на заложенное имущество, поскольку срок действия договора залога определен сторонами "до полного исполнения заемщиком обязательств по договору займа".

По результатам рассмотрения жалобы КС РФ пришел к выводу, что применение к отношениям между должником, залогодержателем и залогодателем, не являющимся должником по основному обязательству, отдельных правил о поручительстве является оправданным, принимая во внимание сходство этих способов обеспечения исполнения обязательств. В частности, это касается правила о том, что если залогодателем является третье лицо, а срок залога в договоре не установлен, залог прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства не предъявит требование об обращении взыскания на предмет залога.

Правило о прекращении поручительства, не допускающее бессрочного существования обязательства поручителя, направлено на обеспечение определенности в правоотношениях с его участием. Залогодателю, не являющемуся должником по обязательству, исполнение которого обеспечено залогом, также должна быть создана возможность в разумных пределах предвидеть имущественные последствия предоставления обеспечения. Отсутствие временных рамок для удовлетворения требования об обращении взыскания на предмет залога, срок которого в договоре не установлен, приводило бы к неопределенному во времени обременению права собственности залогодателя по не зависящим от него причинам.

Вместе с тем КС РФ отметил, что разрешение вопроса о том, было ли в рассматриваемом случае волеизъявление сторон договора залога направлено на изъятие их отношений из-под действия п. 6 ст. 367 ГК РФ и был ли сторонами в соответствии с правилами гражданского законодательства определен срок действия залога, не относится к его компетенции и осуществляется судом с учетом всех фактических обстоятельств конкретного гражданского дела.

Отметим в связи с этим, что применительно к договору поручительства арбитражная практика исходит из того, что условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства (абзац третий п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42).
новость была опубликована 20 Апреля, 2020 03:48